gorojanin_iz_b (gorojanin_iz_b) wrote,
gorojanin_iz_b
gorojanin_iz_b

Categories:

Папуа-Новая Россия. 22. Хроника "опилочной" смерти




товарный ряд: просвета нет

Автор выражает признательность за помощь в подготовке публикации магазину ООО "Мебель" на ул. Партизанская, 266

                                                                                         

"ОПИЛОЧНАЯ СМЕРТЬ" ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КОРПУСНОЙ МЕБЕЛИ

или

СОВРЕМЕННОЕ, ДОЛГОВЕЧНОЕ, СТИЛЬНОЕ

ПЛИТНОЕ НАДГРОБИЕ

ДЛЯ НАСТОЯЩЕЙ МЕБЕЛИ

ОТ РОССИЙСКИХ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ

С ЛЮБОВЬЮ!

Небывалый мебельный бум который год разворачивается на Алтае.

Только по официальным данным, без учета всяких не платящих налоги артелей и умельцев, ежегодный рост мебельного производства с середины 90-х составляет 30-100 процентов. Мебель, корпусную и мягкую, нынче клепают все кому не лень - строители и коммунальщики, мотористы и химики. А в городе, что ни месяц, открывается новый салон замечательной, элитной, современной, отвечающей мировым и евростандартам мебели.

Ситуация в России такая же радужная. Пережив все реструктуризации и приватизации, дележи и миражи, обвалы и обломы, отрасль твердо стоит на ногах, высоко, гордо держит голову и уверенно смотрит в будущее.

С чего?

СТРАННОСТИ ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА

Если посмотреть на объемы лесозаготовок, а также на структуру экспорта-импорта продукции лесопереработки, то не с гордо поднятой головой должен шагать в будущее отечественный мебеледел, а пребывать в известном месте по другую сторону туловища. Собственно, фактически он там и пребывает, а невиданные проценты роста обусловлены тотальным засуррогачиванием этого сектора и беспримерным падением качества. Судите сами.

До 1990 года Россия, в то время - РСФСР, уступала в объемах лесозаготовок только одной стране мира - Соединенным Штатам Америки (кстати, сказку для детей преклонного возраста о варварском вывозе лесного ресурса нашей Родины заокеанскому дяде, который свой ресурс бережет, забудьте сразу; мы тут говорим о серьезных вещах). 10 лет спустя, обвально сократив и экспорт, и лесозаготовки, мы расположились по валовым показателям где-то между Индонезией и Нигерией. Это раз.

Второе: согласно статотчетности прошлого года, из того немногого, что в РФ заготовили, странам Дальнего Зарубежья продали каждый четвертый куб деловой древесины, каждая пятая доска, две трети фанеры. Понятно, что продавали не низшие сорта, а напротив, самое лучшее.

Что остается? Древесина низших классов (их 5), предназначенная для заборов, тары и на топливо. Частично ее все-таки используют в мебели, нарушая даже сверхлиберальные нынешние ТУ-стандарты (так, в оценках специалистов, из каждых сделанных на Алтае 10 диванов с каркасом из обрезной доски в 8 использована некондиционная - тарно-заборная, недосушенная древесина и даже горельник, пригодный, как ранее считалось, только в угольную яму). Но в основном ее перемалывают на опилки, получая древесно-волокнистую и древесно-стружечную плиты, из которых и делается "современная", "элитная", "стильная" и т.д. мебель неизвестных нигде больше "мировых и евростандартов" - практически вся корпусная и изрядная часть мягкой. На 9/10 ДВП состоит из опилок, на 1/10 - из формальдегибных смол.

Нужен ли где-нибудь еще наш "евростандарт"? Разумеется, нет: в структуре отраслевого экспорта готовая мебель занимает 2,1 процента. А плиты? Тем более: 1,7 процента. В виде элементов тары.

"ЭЛИТНЫЕ" МЕТАМОРФОЗЫ

В музеях-усадьбах знаменитых земляков, в домах у библиоманов, хранящих верность полвека назад купленным шкафам, у бережливых бабушек, чьи шифоньеры прятали еще дружков юности туманной, мы видим мебель, которая, кроме внешнего вида, не имеет изъянов. Замени ей облицовку - и в ряду нынешних "самых современных, прочных, долговечных" мебелин, опилочные элементы которых к тому же не поддаются подгонке, а шуруп держат только раз и недолго, она будет самой современной, прочной и долговечной, потому что срок жизни мебели из правильного дерева - века.

Срок жизни плитной эрзац-мебели - 12 месяцев, на которые продавец дает гарантию, причем многие могли бы давать и меньше, но закон не позволяет. Дело в том, что даже и этот безобразно хрупкий материал, допускаемый нынешними ТУ в корпусную мебель, производители, организовавшие мебельный бум, активно подменяют более дешевой "строительной" и "тарной" плитой.  

У классиков мы читаем про мебель фамильную, переходившую по наследству. Сегодня разводящиеся пары мебель не делят, ибо к тому среднестатистическому моменту, когда узы становятся ярмом (психологи-социологи говорят про 3 года), мебель перестает быть годной к еще одной сборке-разборке и транспортировке. И если неудавшуюся семейную жизнь люди еще могут сколько угодно долго продлять, то законы физики, согласно которым плита разрушается в большинстве наших квартир сама по себе, даже если ее вообще не трогать и никак не использовать, изменить невозможно. Дело в том, что между плитой и воздухом идет газообмен, непрерывный и неизбежный. Из воздуха ДСП забирает влагу, взамен отдает формальдегид (кстати, забудьте, об еще одной сказке, которую любят рассказывать во всех салонах - о мнимой экологичности "евромебели"; "плитная" мебель экологичной не бывает), отчего связывающие опилки смолы теряют свойства и плита делается хрупкой.

Опилочный заменитель дерева не мог не вызвать метаморфоз внешнего вида. Вся навороченная "евростилистика", если разобраться подчинена одной цели: иное, нежели в деревянной мебели, распределение веса, с тем, чтобы сделать конструкцию из хрупкого материала менее хрупкой. Поэтому вместо традиционных ножек деревянной корпусной мебели опорой стали ребра боковин; прежние полки, вместительные и прочные, сменились полочками, элегантными и малофункциональными; открывающиеся дверцы шкафа - раздвижными створками шкафа-купе или возможно тонкими откидными дверцами; монументальный деревянный каркас уступил место хитромудрым стяжкам, соединяющим элементы на манер конструкции карточного домика... Так и получился - извольте видеть! - "современный силуэт", "евродизайн" соответствующего качества.

В Европе, кстати, ничего подобного нет. Как и единого стиля. У каждого народа свой стиль и свои традиции. Ближе всех к нашему, наверное, шведский. Это самая дорогая и элитная мебель в Европе. Знаете почему? Шведы делают крепкую, добротную мебель из дерева (шведская сосна) и никаких ламинатов, алькоров и прочей "современности" не используют. Только доска, деревянный шпон и лак, причем не нитроцеллюлозный, который, по мнению многих наших граждан и есть самый лучший из мебельных (отражательная способность 3-4 балла), а полиэфирный (10 баллов), сохранившийся в нашем Отечестве разве что в производстве роялей. Шведская мебель весьма похожа на нашу, но - прежнюю, а не на нынешний "евро-престиж".

ХРОНИКА "ОПИЛОЧНОЙ СМЕРТИ"

Впервые "опилочная инфекция" проникла в отрасль еще в 70-е годы. Разумеется, в леспроме в те времена не переводили дерево на опилки специально, а использовали отходы. Подпускать плитные материалы в мебель начали осторожно, сперва на детали, не испытывающие нагрузку, разные полочки и перегородочки больше декоративного назначения.

Постепенно перешли на стенки из плит, сохраняя деревянное основание.

Мебель облегчалась.

В 80-е годы в связи с нарастающими проблемами в экономике

производителям всех отраслей, включая мебельную, разрешили делать низкосортицу, придумывая под нее "временные" стандарты - эти самые ТУ, "техусловия", которыми нынче покрывает фактический брак едва ли не каждый первый производственник. К концу 80-х деревянной в мебели оставалась только рама для крепления дна и боковин. К началу реформ дерево стали подменять полностью. Знаменитый постдефолтовый "подъем с колен" отечественного производителя ознаменовался полным отказом большей части отрасли от еще сохранявшихся приличий. В ход пошли мягкие "тарно-строительные" марки плит. Обнаглевший мебеледел перестал облицовывать плитам торцы (а кто их видит?), еще более активизируя водно-формальдегидный обмен и укорачивая срок службы. Затем наступила очередь подменять уже ламинаты, экономя на их толщине и цене, удешевлять лаковые покрытия, менять в ящичках фанеру мебельную на тарную, тарную на полистирол, полистирол на дешевый полиэтилен и на те же плиты... Мебель окончательно приобрела нынешний "европейский" и "мировой" вид.

ВОЗМОЖНА ЛИ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ "ОПИЛОЧНОЙ СМЕРТИ"?

Вроде бы всем нам хочется иметь нормальную, прочную, современную мебель и не травиться формальдегидом. Но надо быть реалистами.

Наводить порядки - как по части санитарного ведомства, так и по линии Госстандарта, государство не будет. Иначе пришлось бы уничтожить "поднявшуюся с колен" отрасль процентов на 90.

Потому что возможности большинства нынешних производственников таковы, что кроме эрзаца они ничего делать не могут. Зато обеспечивают занятость. Платят налоги. Наполняют рынок.

Меньшая часть (из бывших госфабрик, худо-бедно, несмотря на реформы, оснащенных) стоит перед выбором: либо делать товар для людей, либо для себя деньги, а совмещать то и другое экономика мало позволяет. Так что совесть нынче - из области химер, категория внеэкономическая. Своего рода хобби, чудачество отдельных представителей отрасли, вызывающая здоровые насмешки "здравомыслящего большинства". Когда она станет экономической, и станет ли - неведомо. Но сам для себя, без оглядки на прочих, устроить так в состоянии каждый.

Про другие чудеса Папуа-Новой России читайте здесь






Tags: зомбирование, потребительский рынок, рекламный обман
Subscribe

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments