Category: дизайн

Category was added automatically. Read all entries about "дизайн".

kflf-vfneirf

Папуа-Новая Россия. 53. За кулисами мебельного бума





СИНТЕТИЧЕСКОЕ УБОЖЕСТВО,

СКРЫВАЮЩЕЕСЯ ЗА КУЛИСАМИ МЕБЕЛЬНОГО БУМА

Что ни месяц, в городе открывают очередной мебельный салон - с помпой, рекламой, "для вас и только для вас"... Их наоткрывали столько, что ни адреса, ни обычные "сборка и доставка бесплатно" уже не воспринимаются. Людей старшего возраста нынешнее изобилие салонов и центров, один другого "престижнее", раздражает. Нас, выросших в условиях дефицита и искусственных цен "тех, кому за 30", оно удивляет. Молодых, вообще ничему не удивляющихся, и то пробивает недоумение: ну куда, скажите на милость, нам столько мебели? Все ведь понимают, что кто мог - тот набрал чего душе угодно; что мебель можно купить со всем возможным сервисом всегда, везде и любую; и что никакого смысла наращивать такими темпами торговлю и изготовление этого товара вроде бы нет. А темпы потрясающие. Ежегодный прирост производства мебели на Алтае - 30-40 процентов, и это только официальные данные, т.е. от предприятий, которые исправно платят налоги, без учета всяких нелегальных и полулегальных артелей и умельцев! Словом, в крае разрастается небывалый мебельный бум. Откуда ему взяться? Ведь не растут же у нас доходы (товар-то не дешевый) такими же темпами. В прошлый раз мы говорили о природе сегодняшнего изобилия диванов и кресел. Сегодня продолжим знакомство с подоплекой невиданного роста в данном секторе экономики на примере мебели КОРПУСНОЙ.

ТРИ ИСТОЧНИКА И ТРИ СОСТАВНЫЕ ЧАСТИ НЕБЫВАЛОГО МЕБЕЛЬНОГО БУМА

У бума, как у того марксизма, конспектирование которого с особенной силой доставало нас по студенчеству, есть три источника - три условия, без которых бум был бы невозможен. Во-первых, сверхлояльные по мировым и прежним советским меркам НОВАТОРСКИЕ СТАНДАРТЫ, которые, закрыв глаза (как видно, от ужаса), утвердило государство. Далее, дешевые СИНТЕТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ - неполноценные заменители натуральных, хлынувшие к нам со всего мира, а после дефолта освоенные и нашими производителями. Наконец, третий, архиважный, как говаривал вождь пролетариата, фактор - КОНЕЦ ФАКТИЧЕСКОЙ МОНОПОЛИИ специализированных предприятий, работавших в рамках объединений. Они делали порой не то, и порой не так, по некоторым позициям совершенно недостаточно (отчего стенки, спальни и т.д. доставались в многолетних очередях, если в семье не было ветерана), продукция их была одной из любимых тем "Крокодилов" и "Фитилей", но технологию эти предприятия столь безобразно, как нынче многие, не нарушали, нашествию новаторских, порой и не "мебельных" вовсе комплектующих препятствовали, "размывания" стандартов в общем и целом не допускали.

Сегодня дефицит сменился изобилием, качество вместе с прежними 30-месячными гарантиями ушло в прошлое, мебель делают все кому не лень, и плодятся магазины, центры, салоны, фургоны на некогда монолитном, а ныне изъеденном массиве отраслевых норм, традиций, приличий, аки опята на омертвевшей деревяге. И три составные части мебельного (как и вообще любого) бизнеса в его нынешней стадии бурного развития - ПРОИЗВОДСТВО, ТОРГОВЛЯ, ПОТРЕБЛЕНИЕ мутировали до неузнаваемости.

ПРОИЗВОДСТВЕННИК нынче в большинстве своем предпочитает работать с откровенно дешевыми материалами; ему теперь сходят с рук любые отступления не то что от старых "ГОСТовских" - от новаторских "ТУ-шных" стандартов и даже прямая фальсификация путем замены "мебельных" материалов "тарными", "заборными", "упаковочными" и другими. Главное, чтоб товар имел продажный вид, а уж вид - не качество, освоить можно. Мебельщик теперь озабочен не тем, что за нарушения ГОСТа могут надавать по загривку, а тем, что товар не понравится покупателям, поэтому среди всех новаторских материалов громадное большинство составляют именно лицевые и облицовочные. По сути конкуренция, которая должна была бы вестись на поприще прочности, надежности, долговечности, качества изделий, сводится к соревнованию в красоте лицевых тканей и пленок, а также сопроводительных слов, посвященных отсутствующим вышеперечисленным свойствам.

Для "авангарда реформ", ТОРГОВОГО ЛЮДА мебельный бизнес - своего рода тихая заводь в мутной реке нынешнего рынка, уголок отдохновения от треволнений и превратностей судьбы, которые подстерегали бы коммерсанта, работай он, предположим, с продуктами, машинами, тряпками, и чем "элитнее", "круче" и дороже товар, тем спокойнее заводь. Продавай, не особо напрягаясь, мебелину-другую в неделю - хватит и на аренду, и на зарплату, и в казну, и немного детишкам на молочишко. Рекордного "подъема" не сделаешь, зато вложение – надежней любых бумаг, кроме "зеленых".

Что касается нас, ПОТРЕБИТЕЛЕЙ, то мы, раскрыв варежку, внимаем "рекламной облицовке", которая тем богаче, чем ущербнее сама облицовка, и берем что больше понравится. А поскольку обычно чем умней словеса, тем ниже надежность, прочность и другие показатели, брать приходится (опять же тем из нас, кто может себе позволить) чаще, чем это делали потребители (те из них, кто знал, где "доставать" дефицит) прежнего поколения. Гарантия на нынешнюю продукцию - 12, реже 18 месяцев. Простой тест на качество корпусной мебели - вопрос к торговцу "коли мебель так хороша, почему бы не дать 30 месяцев гарантии?" отсеет предложения сегодняшнего рынка почти полностью. Говорить будут о какой угодно причине, почему этого делать нельзя, кроме реальной: мебеледелы не делают надежной и прочной мебели. Специалисты говорят, что из всей выпускаемой в крае корпусной мебели 30-месячную гарантию можно давать только проценту-другому. 

СИНТЕТИЧЕСКИЙ ГРОБ С ПЛИТНЫМ НАДГРОБИЕМ
ОТ РОССИЙСКИХ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ, ХОРОШЕМУ МЕБЕЛЬНОМУ ДЕРЕВУ, С ЛЮБОВЬЮ

Еще не так много - по меркам человеческой жизни - времени назад хорошая мебель, как жена, доставалась один раз (про фамильную, переходившую по наследству, все эти описанные в литературе комоды, гарнитуры и прочее даже и говорить не будем). Сейчас разводящиеся пары редко делят мебель, потому что к тому времени, когда союз превращается в ярмо (в среднем за 3 года, говорят социологи), купленное молодым на свадьбу превращается в рухлядь, мало пригодную для кантовки, транспортировки и интересную только особо зловредным личностям.

Метаморфоза отразилась и в языке. Мастера назывались красноДЕРЕВщиками. Теперь они или мебельщики, или что-нибудь непечатное - зависит от нашего с вами покупательского везения и культурного уровня. А слово из языка, как и дерево из отрасли, почти ушло. Вернется ли - вопрос будущего, а в современной действительности дерево дальше-больше вытесняется формованными опилками, связанными формальдегидными смолами, т.е. ДВ- и ДС-плитой. Посмотрите на так называемые "современные силуэты" корпусной мебели: почти все они подчинены идее полного отказа от дерева и перехода на дешевую синтетическую замену: деревянное дно, на котором с одной стороны крепился плитный "верх", с другой ножки, уступило место хитроумным "бездеревянным" конструкциям с принципиально иным распределением веса; взамен ножек на пол встало ребро плиты; былые массивные выдвижные ящики, вес которых явно не соответствует возможностям хрупких плитных боковин, сменились элегантными полочками, опять же из плитных материалов; ну и так далее.

Разницу между деревом и деревоплитой любой, кто пытался ремонтировать "плитную" мебель или хотя бы подогнать не совсем точно подогнанные части, знает лучше, чем ему этого хотелось бы: плита не строгается, клей не держит, шуруп вкручивается только раз... О разнице в сроках жизни дерева и плиты нам, покупателям тоже, увы, достаточно хорошо известно; ведь именно массовое применение плит в первую очередь вынудило производителей так сильно урезать сроки гарантии. А правильно высушенное дерево практически вечно. Даже если вы не были в Петергофе, не видели мебель прошлых веков (сплошь деревянную!) в музеях и дворцах, загляните к бабушке, хранящей верность купленному при царе Горохе шифоньеру или комоду, или к престарелому библиофилу, большую часть жизни пользующемуся купленными в молодости шкафами... - фактически у многих корпусных изделий преклонного возраста, кроме драного вида, изъянов нет. Обнови такому шкафу облицовку - и в ряду "самых современных, надежных и долговечных" изделий, что рядами стоят в нынешних салонах, он будет самым современным, надежным и долговечным. "Плитный аналог", даже если его вообще не трогать и не использовать, не проживет и десятой части жизни, отмеренной "правильному" дереву.

Древесно-волокнистые и древесно-стружечные плиты используются в мебели без малого сорок лет, но поначалу их применяли осторожно. Сперва плитные материалы наряду с фанерой стали подпускать на полочки, дверцы, разные не связанные с нагрузкой перегородки, а корпус со всеми несущими элементами оставался деревянным. Затем перешли на стенки из плит, оставив дерево лишь в основании конструкции. Потом деревянной осталась только рама внутри корпуса, служившая каркасом, на котором крепились плитные дно и боковины. Подменять дерево полностью и собирать корпусную мебель исключительно из плит, начали в 80-е годы. Однако, вплоть до последнего времени кое-какие ограничения еще сохранялись. Нельзя было использовать мягкие и мягко-твердые марки. Плита должна быть облицована со всех сторон независимо от того, видны стороны в готовом изделии или нет. Торцам нужна усиленная, более мощная облицовка... Формально все эти требования существуют и сейчас (только торцы одним из новаторских ТУ разрешено оставлять без облицовки, но лишь те, которые плотно притянуты к поверхности), просто на них плюнули. 

ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО ПЛИТООБЛИЦОВЫВАНИЯ

Другая особенность деревоплиты - она очень влаголюбива. Почти как губка начинает впитывать влагу из воздуха, разбухать и терять прочность, если в ней обнаруживается незащищенное облицовочным материалом место. А таких мест, по современному обычаю, оставляют немало.

Для чего вообще плите на синтетических смолах нужна облицовка? Думаете, для красоты? Отчасти да, но в основном для защиты. Нашей с вами - от неизбежно испаряющегося формальдегида, мебели - от влаги. В принципе от двух этих воздействий не защищают даже новаторские ТУ, требующие облицовывать все кромки, за исключением плотно прижатых, а уж когда нарушаются и эти предельно лояльные стандарты, процесс "водно-формальдегидного обмена" идет с ускорением. Оставленные без облицовки тыльные кромки свободно кладущихся полок; внутренние кромки створок; незащищенные "голые" места деревоплиты сверху шкафа, куда не заглянуть, и снизу, куда не подлезешь; незакрытая "подошва" боковин, "обувать" которую производитель обычно предлагает двумя пластмассовыми штуковинами, безобразно хрупкими, с помощью пары гвоздиков, и т.п. - все это прямые нарушения стандартов, укорачивающие и без того короткую жизнь "современных, надежных и долговечных" изделий.

Если у вас дома или на работе есть "плитная" мебель (а какая же еще?), осмотрите ее со вниманием, и вы почти наверняка найдете свидетельства скаредной, мелочной экономии буквально на сантиметрах облицовки - экономии, которая обретает смысл только при очень больших объемах выпуска мебели. Что и наблюдается.

А впереди потребителя ждет еще одна новация. Стремительно набирает популярность новый плитный материал, так называемый МДФ, или "ДВП средней плотности". Материал унаследовал все вышеназванные особенности (а в толщине даже перещеголял деревоплиту, можно формовать хоть 10-милиметровый), но все минусы перевешивает один плюс – идеально гладкая поверхность, что позволяет сэкономить еще и на шлифовке.

О ДЕРЕВЕ СУХОМ, СЫРОМ И С ГЛАЗАМИ

Экономия - экономией, а полностью отказаться от дерева все еще нельзя. Там, где пиломатериал до сих пор неизбежен, можно зарабатывать деньги его фальсификацией. В мебели, где применяется дерево, примерно в 4 случаях из 5 наблюдается замена "мебельных" пиломатериалов "тарными". В прошлый раз мы об этом писали. Вкратце напомним, что есть 3 "мебельных" сорта дерева и 3 "тарно-заборных", и при 5-кратной ценовой "вилке" между ними (в фанерных сортах, также подменяемых - 7-кратной) предпочтение отдается сами понимаете чему. Остановимся подробнее на другой подмене.

Любой мебельщик знает, что с точки зрения влажности дерево бывает годное, с содержанием воды, согласно требованиям никем не отмененного ГОСТа, не более 8 процентов; и негодное - более 8 процентов. Еще бывает с глазами и денежкой в кармане, и это, увы, мы с вами, покупатели, похожие на известного деревянного персонажа из сказки Толстого, который без малейшего критического отношения принимает за чистую монету то, что ему красиво рассказывают. По оценкам специалистов, примерно в трех четвертях имеющейся на алтайском рынке продукции с древесными компонентами дерево идет с повышенной влажностью. Новаторские ТУ насчет влажности государство утвердить пока не решилось, это было бы уже за пределами приличий (какие-то рамки морального порядка все еще имеются, давайте осторожно порадуемся этому). Эта масса заведомого брака достаточно неоднородна. Имеются изделия с 25-проценной влажностью, т.е. практически из свежесрубленного дерева. На их фоне показатель в 15-18 процентов в среде мебельных бизнесменов считается (негласно, конечно же) относительно хорошим. Еще меньше - почти эталон. Информация понятное дело, неофициальная, и официальной мы едва ли дождемся. Иначе куда потом девать такую пропасть изделий? Не ликвидировать же долгожданный, несколькими правительствами взлелеянный прорыв целой отрасли народного хозяйства под корень!

Высокая влажность означает, что грибок и быстрая утрата прочности неизбежны. Использование древесины и фанеры низших сортов – гарантированное свидетельство того, что грибок уже есть (деление лесоматериалов на сорта уже само по себе означает, образно говоря, ту или иную степень их пораженности болезнями). Относительно низкая влажность (относительно, разумеется, не ГОСТа, а показателя свежесрубленного дерева) обещает мебели относительно долгую жизнь, но только если это не кухонный гарнитур и не мебель, предназначенная для мест с высокой влажностью. Для использования в открытых для внешнего воздуха конторах, производственных помещениях и т.п. эта мебель, понятно, тоже не годится. В подобных случаях нужна не просто "гостовская" древесина, но и надежная, честная защита в виде облицовочного материала, о чем мы поговорим в следующей главе.

А в этой можем дать только один совет: попробуйте разговорить продавца, не будьте деревом, на котором висит все, что вешают. Дайте понять, что владеете "древесным вопросом", и тактично-дипломатично выспросите, в каком из товаров древесина более-менее высушена. Будет говорить, что, мол, в нашем-то салоне вся мебель только из отвечающих самым строгим стандартам материалов - не верьте, если такие салоны и магазины бывают, то шансы с ходу нарваться именно на такой исключительно малы. Ну а если встретите в салоне модельного вида девочку, мебельных и любых других факультетов явно не кончавшую, - поболтайте о чем-нибудь более приятном, чем сушка; ее функция, по последней моде, чисто декоративная. Главное, помните: гроб для препровождения качественных корпусных материалов в окончательную отставку в общем и целом сколочен (т.е. собран со свойственным нынешним элитным салонам прилежанием), но последний гвоздь еще не вбит. Добьется ли - немножечко зависит от вас.

Между прочим, техника для обезвоживания древесины есть, и российская, и зарубежная; в последние годы появились мобильные сушильные камеры самых разных видов: вакуумные, деэлектрические, конвекционные, вентиляционные. Дорогие они - вот в чем загвоздка. Если экономишь на сантиметровой полоске пленки на кромку, и государство с покупателями это позволяют, то неужели будешь зориться на шестизначные суммы ради какой-то там просушки?

ЛАМИНИРОВАННЫЕ ФАНТАЗИИ О ЧЕМ-ТО БОЛЬШЕМ

Сегодняшний ассортимент "самых современных", "экологичных" и т.д. облицовочных материалов исключительно богат. Блестя отраженным светом, играя тонами и оттенками самых благородных пород деревьев, они придают иным нашим наиболее элитным салонам облик чуть не дворцового интерьера. Так и тянет рассмотреть все это великолепие поближе. Когда желание подвигает к действию, возникает продавец.

- Ламинат - гордо сообщает он покупателю.

- О-о! - с уважением отзывается покупатель.

И оба едва ли осознают, насколько похожи в сей момент на папуасов перед жестянкой. Смех и грех...

Пытаться сравнивать натуральную облицовку и пленку с рисунком по каким-либо качествам и свойствам очень трудно. Шпон из облицовочного дерева близко не лежал с мочевинно-формальдегидными, меламино-мочевинными и другими "евро" и не "евро" покрытиями. Они несопоставимы ни по устойчивости к механическим воздействиям (0,6-0,8 мм и 100 микрон); ни по времени жизни (века и упомянутые месяцы гарантии); ни по экологичности (большинство жертв при пожарах в наиболее "круто" отделанных и обставленных помещениях, если кто не знает, гибнут не от огня и упавших балок, а от ядовитых продуктов горения "современных материалов", пожар в "супер-пупер-продвинутых" интерьерах - страшное дело)... Ламинированные (термо-клееные) и неламинированные (приклеенные просто так) пленки - просто необходимое дополнение к деревоплите, призваннное скрыть весьма неприглядный облик плиты, и загерметизировать ее от влаги воздуха. 

В отечестве никогда не было недостатка в естественном облицовочном материале, как нет и сейчас. В уже упоминавшихся дворцах царственных особ, домах-музеях писателей, и даже кое в каких нынешних квартирах, где живут аккуратные люди, вы увидите прекрасно сохранившуюся мебель, отделанную дубом и грабом, ясенем и кедром, ильмом и буком, у нас в Сибири широчайше использовалось прекрасное облицовочное дерево - сибирская лиственница, а в дальневосточных портах разгружались для деревообрабатывающих предприятий бревна красного дерева от тех наших друзей из Африки, которые чего-либо более сложного, чем рубка и погрузка, делать не умели. Деловые люди из ФРГ и тогда навязывали нашим фабрикам пленки под дуб, граб и красное дерево, но мебельщики смотрели на синтетику без энтузиазма. И лишь когда настал полурынок, и мебельщики начали немножко считать, отрасль накрылась волной синтетики, да так, что натуральных облицовок почти не осталось. Немцы сегодня поставляют нашим мебельщикам целые коллекции так называемого "алькора" - пленки под все мыслимые, немыслимые и вообще не существующие в природе породы. Китайцы, как обычно, освоили нечто под "алькор", гораздо менее прочное. После дефолта научились делать облицовочную синтетику химические предприятия Москвы, Питера, Красноярска... А ганцы и прочие африканские друзья, которых мы в связи с нашими переменами перестали содержать за их красные флаги над джунглями, флаги попрятали и теперь рубят красное дерево для Европы, в том числе для Германии, где хоть и производят разнообразный "евро-престиж", но в основном для нас, а сами от него давно отказались, предпочитая естественные материалы. Правда, отказ у них произошел не полный - ведь там тоже есть социальные низы с очень невысоким достатком, но каждый уважающий себя европеец стремится жить в элитной, по европейским понятиям, обстановке - из чистого дерева, без синтетики. Просто у них нет таких лесных ресурсов, как в России, и самый дешевый европейский мебельный пиломатериал дороже нашего самого дорогого раз в 10. С их точки зрения мы с нашим благоговейным придыханием при виде их ламинатов, флоков и прочего, выглядим не умнее дикарей, меняющих у белого дяди золото и слоновую кость на стеклянные побрякушки.

СЕКРЕТ УСПЕХА СИНТЕТИЧЕСКОГО НАШЕСТВИЯ

Самое удивительное в захватившем отрасль "пленочном наваждении" то, что оно не связано с разницей в цене натуральной и синтетической облицовки. Если вторжение флоков, велюров, поролона и других синтетических материалов для мягкой мебели шло под флагом явной дешевизны синтетики по сравнению с х/б-гобеленами и пружинными блоками, то облицовочные материалы для корпусной мебели по стоимости примерно равны. Метр "алькора" стоит столько же, сколько метр приличного шпона из лиственницы, при этом "алькор" еще и проигрывает тем, что своими 100 микронами не может скрыть дефекты обработки поверхности, на которую клеится. Мочевинно-формальдегидная пленка дешевле натурального шпона, но ненамного, раза в полтора, чего совершенно недостаточно, для объяснения имеющегося на рынке грандиозного перекоса в пользу мебели с разного рода эрзац-облицовкой, на 100 единиц которой приходится 1, от силы 2 изделия с облицовкой натуральной. Не так давно, правда, появились совсем дешевые пленки из Китая, но настолько позорной толщины (бывают и 50, и 40 микрон), что популярности пока не набрали, поскольку под этими, с позволения сказать, облицовками, все дефекты обработки и вовсе видны как на ладони. Но еще наберут, будьте уверены. Их уже используют для отделки "под дерево" интерьеров офисов и квартир, а также при изготовлении мебели на заказ.

Виной тому, что при почти равной стоимости "алькоры" выдавили из отрасли натуральный шпон, видимо, следует считать то, что натуральный шпон требует пары дополнительных операций - подготовки и отделки лакокрасочными материалами, дополнительного рабочего места, что увеличивает "облицовочные расходы" раза в полтора. При нынешнем сплошь "синтетическом" ассортименте алтайского мебельного рынка затраты эти с лихвой "отыгрываются" (посмотрите на цену мебели с натуральной облицовкой, если таковую найдете - там они "отыграны" много-много-кратно), но возня...

СОВРЕМЕННОЕ ЛАКИРОВАНИЕ: ВОСПОМИНАНИЯ О ГРАФЕ ПОТЕМКИНЕ

Теперь разберемся с лаками - в той мебели, в которой они применяются. Посмотрите на нынешний шкаф, письменный стол и т.д. свежим взглядом и вспомните аналог из детства. За привычностью облика и функций мы почти не заметили произошедшей с большей частью корпусной мебели метаморфозы. Они как бы лакированы - что-то на поверхности явно нанесено. И вместе с тем как бы нет - совершенно не блестят, в лучшем случае матово отсвечивают. Проведите по поверхности рукой. Ладонь явно "цепляется" за какие-то крупинки, ворсинки, мелкие неровности. Теперь присмотритесь. Заметить эти неоднородности не так-то просто. Вот это и есть самая суть современных лакировок: НЕ ПОДЧЕРКИВАТЬ текстуру поверхности, увековечивая ее благородные тона и заставляя ее играть всеми заложенными природой оттенками, А МАСКИРОВАТЬ шлифовальный брак. "Опустив" качество, надежность и другие мебельные свойства столь низко, типичный нынешний мебельщик, естественно, не мог обойти вниманием и вопросы лакировки. Помнится, был в нашей истории такой деятель т.Потемкин, который настолько любил лакировать современную ему действительность, что вошел в поговорку. Довольно похоже.

Мы привыкли считать, что лак - это когда поверхность блестит и сверкает бликами в яркий солнечный день, загадочно светится, когда сумерки, и в нее можно чуть ли не смотреться, как в зеркало. Но сегодня "классические" мебельные лаки, так называемые ГЛЯНЦЕВЫЕ, почти забыты. На смену им пришли лаки совершенно иного свойства, ранее в мебели если и применявшиеся, то ни в коем случае не на фасадах - так называемые НЕГЛЯНЦЕНЫЕ; еще их зовут матовыми (хоть и не от слова "мат", но достаточно близко). Нынешние стандарты в виде новаторских ТУ это разрешают. А единственными, кто не желает от "классики" отказываться - остаются музыканты, упорно предпочитающие традиционно выглядящие рояли, пюпитры, струнные и другие инструменты.

Немногочисленные, все еще наблюдающиеся в России случаи отделки мебели глянцевым лаком, в свою очередь, можно классифицировать с точки зрения качества лака.

Благодаря консерватизму музыкантов, лучшие, ПОЛИЭФИРНЫЕ мебельные лаки, идеально выявляющие текстуру и защищающие ее на века, до сих пор не сняты с производства (почему бы кому-нибудь из мебельных бизнесменов не воспринять сей факт как информацию к размышлению - чем черт не шутит?).

В лакокрасочном производстве (а краска по всем физическим свойствам - тот же лак, только с пигментом) существует 10-балльная система оценок блеска, и в ней эта ставшая почти музейным экспонатом разновидность удостоена высшей отметки: 10 баллов.

Явно движется в сторону Музея Забытых Технологий группа УРИТАНОВЫХ лаков. Блеск - 8 баллов, текстуру также выявляют, но не очень устойчивы к воздействиям и хуже восстанавливаются.

А лидируют в отрасли лаки НИТРОЦЕЛЛЮЛОЗНЫЕ с отражательными способностями в 3-4 балла. Кстати, и краски в строительных магазинах, если кто еще не заметил, тоже сплошь "нитро". Огромное количество людей убеждено, что это и есть самые лучшие из лакокрасочных материалов. 

О СЫГРАВШЕЙ В ЯЩИК ТЕХНОЛОГИИ ЯЩИЧКОВ

Данный подвижный элемент корпусной мебели "держался" на краю "новаторской ямы" дольше всех. Даже когда в кухонных и письменных столах, кроме направляющего штапика, уже не осталось ничего деревянного, ящички продолжали делать из чего следует - 8-милиметровой мебельной фанеры. Но в конце концов было замечено и это упущение. Сначала появились ТУ, разрешающие делать ящички из пластмасс, но это по крайней мере был ударопрочный полистирол. Затем он стал довольно быстро заменяться менее прочной пластмассой, а в итоге явили себя миру ящички из откровенно дешевого, одноразового полиэтилена. Ну а поскольку многим производителям стало лень отдельно заниматься пластмассами, когда есть плитные материалы, ящички стали делать из плит. Учитывая, что именно этот элемент подвергается наиболее интенсивным, регулярным нагрузкам - полный маразм. Ремонту немедленно ломающиеся плитные ящички поддаются с великими ухищрениями. Вместе с тем, ящички - такой элемент, где подмену исконно мебельного материала новаторским не увидит только слепой покупатель.

Может, поэтому их так долго не "трогали" новаторы?

ПОЧЕМУ К НАМ ПЕРЕДУМАЛИ ИДТИ ВАРЯГИ?

Немножечко об импорте.

То, что зарубежная мебель недоступна нам в принципе (имеется в виду настоящая, из-за рубежа, а не липовая "европейская", у которой зарубежная в лучшем случае только фурнитура), должно быть понятно каждому - хотя бы из-за как минимум 10-кратной разницы цен пиломатериалов. Из всей имеющейся на Алтае импортной мебели за границей, да и то за фиктивной, а не настоящей, делается только мебель белорусская, очень приличная, деревянная и с натуральной облицовкой. Дорогая. Мы сами могли бы делать такую же, если б захотели, была бы дешевле. А если брать настоящую заграницу, то с ней возможна только кооперация: наши материалы - их технология, либо упоминавшийся вариант с фурнитурой.

В частности, Словения, известная в Европе как страна, где растет много ценных пород деревьев, пытается наладить производство мебели из наших ДВП со своей натуральной облицовкой и предоставлять нашим мебельщикам готовый фасад. Европейцам особенно глянется словенская мебель, отделанная в забытом нами стиле маркетри - декор из разных пород. Это только наши "новые" скупают всякую дрянь - лишь бы "крутая" и "посовременней". Опыт заслуживает всяческого уважения с точки зрения потребителей, но огромного порицания нашим производителям, потому что в нашей стране ценных пород деревьев несравнимо больше, а маркетри в России занимались еще тогда, когда и Словении-то не было.

Итальянская мебель (в частности, та, что делают в Заринске) - это единственная в своем роде, сделанная вообще без дерева, ДВП, ДСП, из так называемого дифференцированного пенополиуритана (твердый поролон, если проще) на их оборудовании. В Италии нет леса, вот они и "продвинулись" в свое время по пути "химизации мебельного дела" дальше немцев и, как говорил поэт, "разных прочих шведов". Трудно сказать, как себя покажет эта мебель в будущем, производство молодое, время оценивать надежность и долговечность не настало.

А вот насчет "разных прочих" - вопрос особый. Буквально в канун нашей перестройки с приватизацией скандинавы были в Алтайском крае. Представители шведского мебельного бизнеса посмотрели несколько наших фабрик, пришли в восторг от открывающихся возможностей и готовились заключить сделку на поставки наших обеденных столов и стульев в Швецию (а в Швеции, надо сказать, производится наиболее дорогая, элитная и престижная мебель Европы, невероятно простая, полностью из сосны, без каких-либо синтетических новаций, словом, почти такая же, как наша до "эпохи ДВП и современных покрытий"). Алтайскими мастерами уже были сделаны и получили высокую оценку пробные экспортные образцы (из сосны, которая, как выяснилось, мало чем уступает шведской), но тут история пустилась в галоп, в стране начались известные всем дела, и планы поставок алтайской мебели шведам сначала зависли, потом завязли, потом просто ушли в небытие, потому что наши мебельщики сами отказались от технологии производства действительно элитной по европейским понятиям мебели и в подавляющем большинстве перешли на безликий, пленочно-упаковочный, флоково-поролоновый, "европейский", так сказать, унисекс. В общем, опоздали, товарищи варяги, пока любовались - пришла приватизация и пресловутый подъем. На годик-бы-другой раньше! Знали бы тогда наши акционировавшиеся и делившие собственность мебельщики, насколько надоела, устарела, обрыдла у них в Европах вся та химия, которая теперь у нас...

Также сорвали наши грандиозные исторические события поставки алтайской мебели (на сей раз из ясеня) в другой конец мира - в Японию. Сейчас-то они наверняка покупают мебель где-нибудь в Приморье, но то, что алтайские краснодеревщики упустили исторический шанс - обидно.

А может, не все потеряно? Для большинства нынешних производственников вопрос стоит так: делать либо товар для людей, либо для себя деньги, а совмещать то и другое большинство не хочет или не может. Совесть нынче - из области химер, категория внеэкономическая. Своего рода хобби, чудачество отдельных представителей, вызывающее здоровые насмешки "здравомыслящего большинства". Когда она станет экономической, и станет ли - немножко зависит и от нас. Нашего осознанного выбора.

Про другие чудеса Папуа-Новой России читайте здесь
kflf-vfneirf

Папуа-Новая Россия. 17. Свежий воздух современного "евроинтерьера"





ЛИПОВЫЕ ДЖУНГЛИ
(заметки путешественника)


На вид жители Страны Липовых Джунглей ничем от обычных граждан не отличаются. Они ходят среди нас, смотрят на те же предметы, что и остальные люди, однако видят совсем не то, что перед глазами, а то, что вложили им в головы мастера рекламных раскруток. Глядя на заурядный, суррогатный, зачастую вообще никчемный предмет (это может быть и вещь, и продукт, и препарат...), видят не его, а имидж, сотворенный технологами масс-медиа. Так и живут, окруженные сплошными имиджами. Страна-видимость, Страна-фантом - вот что такое Липовые Джунгли, но на жительство в нее попадают люди реальные, наши с вами современники, и деньги они отстегивают за имиджи и образы самые настоящие. Что и требуется мастерам - заказчикам, идеологам и создателям этой яркой и красивой Страны.

Одни стремятся уйти в виртуальные Липовые Джунгли добровольно, предпочитая жизнь в мире "липовых" образов прозябанию в настоящем мире. Другие - пленники Джунглей; их пребывание - результат незнания, отсутствия информации о реальных качествах навязываемого товара. Информации, понятное дело, скрываемой. Вот мы понемножку и открываем ее, в этом смысл нашей рубрики. Думающему человеку бывает достаточно одной маленькой детали, чтобы все имиджмейкерское построение рассыпалось в прах.

СВЕЖИЙ ВОЗДУХ СОВРЕМЕННОГО "ЕВРО"-ИНТЕРЬЕРА


Мы в гостях у жителя виртуальной Страны, в типичной его квартире. Интерьер здесь, как принято говорить, "евро". Идеально прямые линии.

Пластиковый кант потолка и пола. Светлые стены с гладким, как зеркало пруда, потолком раздвигают убогие "хрущевские" метры до размеров приличного жилья. Глаз отдыхает на аккуратных, игрушечных формах пластиковых окон с двойными и тройными стеклопакетами. И душа хозяйская радуется от осознания, какие суммы он позволил себе ввалить в превращение золушки-"хрущобы" в принцессу-"евро", и грудь раздувается от гордости, вдыхая благородный кондиционированный воздух евро-жилища - зимой теплый, летом прохладный, в любое время свежий.

Вот о воздухе и поговорим. Полюбовались - и будет.

В первой половине 1990-х годов, наряду с прочими "евро"-штучками, в наш быт вошли пластковые окна и кондиционеры. Сперва в офисах, а затем в жилищах, соседям на зависть, себе на радость, люди стали устанавливать эти престижные элементы интерьера. Давая работу массе фирм, европейских, потом наших, облагораживая быт и вид.

Когда первые поливинилхлоридные окна, схваченные монтажной пеной, аккуратно встали в проемы, а совдеповские деревянные рамы, обезображенные потеками краски, отправились в мусор, народ офонарел. Живут же буржуи!

Новые окна не нуждались в краске, не боялись грязи, не замерзали на морозе и шум городских улиц глушили лучше обычных. Воистину товар, состоящий (если не считать цены) сплошь из достоинств.

Прошло немного времени, и достоинства стали разбавляться недостатками.

Стеклопакеты (герметично соеденный комплект из 3 и более стекол с воздушной прослойкой между ними, который вставляется в раму) замечательно держат тепло, но менять их, если стекло разобьется, возможно только целиком и не за бесплатно.

Белый ПВХ-профиль (это все остальное, кроме стеклопакета) эластичнее, крепче дерева, но если уж треснул, менять придется весь профиль, т.е. по сути дела окно, и не за бесплатно. После любой царапины, кстати, тоже, ибо ни замазать, ни заделать ее невозможно.

Герметик, он же монтажная пена, в самом деле качественно и быстро фиксирует "евро"-окно в проеме, а все традиционные материалы вроде наших алебастров и цементных растворов пластик не удерживают, но затем герметик мощно выделяет формальдегид, сильнейший яд, поэтому использовать его можно только под штукатурку, тогда как в "евро"-интерьерах штукатурка не используется.

Пластик, этот самый поливинилхлорид, из которого делаются новые окна, в большинстве случаев выдерживает температуру от минус до плюс 30 (насчет рекламных "от минус 50 до плюс 60" сказать что-то сложно, на нашей планете вообще рекорд жары +58; а вполне реального годового разброса от -40 до +40 на Алтае за недолгое время использования окон пока не случалось), но резина, из которой сделаны контуры уплотнения, мороза не любит, и менять эти самые контуры (т.е. опять весь стеклопакет, иногда с рамой, и не за бесплатно) многим барнаульским пользователям пришлось уже через 5-6 лет.

Кстати, реклама уверяет, что окна "и 50 лет простоят как новенькие", хотя в самой Германии, откуда эти окна пошли, их используют только 30 с лишним лет, и как они поведут себя за полвека, даже на их родине, в стране с куда более мягким климатом, никому не известно. Зато известно, что в Барнауле первые окна, поставленные 8-10 лет назад, уже меняют, так как не выдержали наших температурных перепадов.

Затем в прессу начала просачиваться информация от экологов из числа "непримиримых" насчет канцерогенности винилхлоридов, токсичности тяжелых металлов кадмия и свинца, добавляемых в ПВХ для прочности, совершенно нехороших свойствах материала, проявляющихся, например, при горении... Но все это мелочи. Главная же "немелочь" в том, что окно действительно герметично, и это отнюдь не достоинство, как хвастаются производители в рекламе, а как раз огромный, практически нерешаемый в условиях Сибири изъян. Дело в том, что помещение должно "дышать", иначе оно будет не просто вредным, а опасным для живущих в нем людей. В Германии климат такой, что окно можно в любое время года можно приоткрыть. Они так и поступают. А у нас в Сибири зимой окно не откроешь. Дышать приходится своим цэ-о-два и всеми прелестями, которые выделяют "евро"-материалы, и таковых летучих веществ, вредно действующих на здоровье людей, врачи в отделанных по-современному помещениях насчитывают аж более четырех сотен... В офисе это еще терпимо, хотя и нехорошо, но в жилом помещении категорически неприемлемо. В общем, получается, что "евро"-окна уже по природе своей, что называется, априори или, на "новоязе", "в натуре" годятся только для Европы, на большей части которой и снег-то не каждую зиму видят.

Кстати, в самой Европе пластиковые окна - удел самых непритязательных и не очень богатых граждан, а нормальным, здравым материалом считается дерево. Таковым оно и является вот уже много тысяч лет. Только оно у них нынче очень дорогое. В Штатах и Канаде, странах с более похожим на наш климатом, рамы только деревянные, только не как у нас - створками, а "пеналом", двигающимся вертикально. Правда, с деревом у них напряга нет, Штаты всегда были мировым лидером лесозаготовок.

Маховик производства, поставки, установки, однако, в России запущен, и останавливать его никто не будет. Наоборот, "евро" набирает популярность. А выход из проблемы герметичности предлагается в виде еще одного элемента "евро"-дизайна - кондиционеров.

Их и раскручивать начали практически одновременно с "евро"-окнами. Но о них мы поговорим в следующий раз. 

Про другие чудеса Папуа-Новой России читайте здесь